ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ ХРИСТА (Суд толпы)

vtoroe-prishestvie-khrista-sud-tolpyЗдравствуйте, дорогие наши любимые дети!

Итак, наступил день, который навечно войдет в историю человечества.

Иешуа, еще находясь в тюрьме, вышел из своего физического тела, как и было задумано Отцом.

Он пребывал в очень необычном состоянии.

Казалось, он смотрел на себя со стороны, будучи невидимым для людей, а его двойник действовал так, как будто ничего не случилось.

Произошло некое разделение его сути на человеческую и Божественную. Одна из них пребывала в пространстве высоких вибраций, где не существовало ни физической боли, ни страданий, а другая еще оставалась на земле, действуя по законам трехмерного мира.

Земной Иешуа подчинялся приказам стражи, которая вывела его на улицу и заставила взвалить себе на плечи тяжелый крест, который предстояло ему нести до самого места казни.

А его невидимый двойник, сопровождавший Иешуа по узким улочкам Иерусалима, не чувствовал ни боли, ни тяжести креста, хотя и видел, что на спине Иешуа-человека уже проступают кровавые ссадины.

Это действительно было похоже на спектакль, в котором один Иешуа был главным актером, исполняющим свою роль на земле, а второй – зрителем, пребывающим на ее тонком плане.

Иешуа-зритель смотрел на все спокойно, с полным пониманием неизбежности происходящего. И только когда он увидел заплаканные глаза Марии-жены и Марии-матери, он вдруг переместился на мгновение в свое земное тело и ощутил весь ужас происходящего.

Он умолял их не приходить на казнь, но они не смогли сдержать своего обещания, и вот теперь пробирались сквозь толпу, пытаясь оказаться как можно ближе к нему.

Огромным усилием воли Иешуа вновь вышел из своего физического тела и старался больше не смотреть на своих любимых, чтобы достойно завершить задуманное.

Как только добрались они до площади, где должна была состояться казнь, он почувствовал, что именно сейчас ему нужно было сохранять полное спокойствие, избавившись от всех земных эмоций и чувств. И скоро он понял, почему.

То, что происходило дальше, походило на вакханалию, на разгул темных сил, на одержимость…

Пилат в точности исполнил то, что посоветовал ему Иешуа. Он предложил толпе решить участь приговоренных к смерти преступников.

Когда был зачитан приговор каждому из них, толпа начала бесноваться и кричать, что первым должен быть распят Иешуа.

Этот человек был для них более чужд и непонятен, чем грабители и убийцы, и поэтому вызывал необъяснимый страх, который, в свою очередь, порождал неуправляемые злобу и агрессию.

Люди, пришедшие поглазеть на казнь, были самыми молодыми,  грубыми и духовно неразвитыми душами. Им хотелось хлеба и зрелищ любой ценой, и особенно кровавых зрелищ, коими и питались темные силы, овладевшие сознанием этих людей.

Они помиловали одного из разбойников, который начал каяться и обещать, что отныне вступит на праведный путь.

А Иешуа, который молча и спокойно смотрел на эту разъяренную толпу, не вызывал в них никаких чувств, кроме раздражения и злобы.

Эта лавина низких энергий, испускаемая толпой, разбивалась о нерушимую стену Любви и Добра, окружавшую Иешуа, и возвращалась обратно к этим людям, еще больше разжигая ненависть к столь непонятному, а значит, опасному для них человеку.

Когда приговор был оглашен, Иешуа увидел, как Пилат медленно встал со своего кресла и покинул место казни.

На Марию-жену и Марию-матушку он больше не смотрел, опасаясь повторения своего печального опыта.

Все свое внимание он сосредоточил теперь на том, чтобы кульминация казни завершилась достойно.

На этом мы остановимся сегодня.

Безгранично любящие вас Отец-Абсолют и Матерь Мира говорили с вами

Приняла Марта 5 ноября 2017 г.